Полный вариант статьи, напечатанной в журнале "СОБАКА-RU", о путешествии, организованном нашей компанией, в Ладакхе в августе 2002 г.

Ладакх — страна музыки и улыбок, где ламы в масках под бой барабанов исполняют ритуальные танцы, где вся жизнь подчинена защите от злых духов, где аромат благовоний наполняет буддийские монастыри, где сотни монахов беспрерывно предаются медитации, где молящиеся отшельники уединяются в недоступные пещеры, где бесчисленные монастыри, священные стены и пагоды разбросаны по голым скалам и бесплодным долинам, где в праздник любви музыка и напитки опьяняют молодых.

Однажды, шатаясь по Катманду, я услышал о Ладакхе: «Голые горы, огромные скалы и равнины, лишенные растительности, напоминают лунный пейзаж. Неудивительно, что это привлекает многих». Это звучало необычно и интригующе. Потом в руки попала книга Мишеля Писселя «Золото муравьев», где рассказывалось о загадке, известной еще Геродоту, про удивительных ладакхских муравьев размером чуть меньше собаки, что добывали для людей в горах золото. Потом книга о неизветных годах жизни Христа, шедшего чарез Лех в Тибет. И, наконец, материалы исследований Рериха о путях великих арийских племен, возможно, сохранивших своих потомков в столь труднодоступных местах, дали последний толчок к действию - приключенческому путешествию с компанией «Неизведанный Мир» в Индийских Гималаях.

Ладакх расположен в Западных Гималаях. Он граничит на севере с Китайским Синьцзяном , на северо-востоке с Тибетом, с запада с Кашмиром и Пакистаном, а с юга оганичен высочайшим главным Гималайским хребтом , отделяющим его от индийской провинции Химачал Прадеш. Ладакх расположен на высоте от 2900 до 5900 м над уровнем моря. Самая высокая его вершина — 7000 м.

Когда-то здесь проходил древнейший караванный путь, соединяющий Тибет, Среднюю Азию и страны южных морей. Древние рукописи указывали на то, что здесь в разное время пересекались пути Христа и Будды, однако загадочная страна на протяжении многих веков оставалась отрезанной от внешнего мира, сначала из-за труднодоступности, а позже в силу своего стратегического местоположения на северо-востоке Индии. Долгое время в связи с индо-китайским конфликтом 1962 г. въезд в Ладакх иностранным туристам был запрещен. Лишь в 1974 году ностранным туристам стало разрешено посещать некоторые из районов древнего госудаства. В том году Ладакх посетили первые 800 туристов; в 1978 г. эта цифра выросла до 1798, а в 1979 г. — до 10000. Построенная индийским правительством самая высокогорная в мире сратегическая автомобильная трасса спобобствовала развитию туризма в этих уникальных краях.

В начале сюда ринулись антропологи в поисках потомков арийской расы, потом ученые, изучающие тантрический буддизм, потом археологи и, наконец, охотники за тон- чайшей шерстью – пашмом.

Сегодня в Ладакх можно добраться ежедневным само- летом из Дели, вылетев в Лех. Будьте готовы к иногда болезненному прохождению акклиматизации – ведь вы сразу попадаете на высоту 3500 м над уровнем моря. Более «мягкой» альтернативой может быть четырехдневный переезд из Дели по горной дороге через главный Гималайский хебет на дорогом комфортабельном джипе или дешевом рейсовом автобусе.

Правда, в пути также будут поджидать перевалы выше пяти тысяч метров, но красота горных пейзажей и сам факт переезда через самую высокую горную систему в мире будут вспоминаться долгие годы. Третья возожность – дорога из Сринагара, знаменитого неспокойной политической обстановкой – в настоящее время мало привлекательна для туристов.

Туризм работает здесь всего 4 месяца в году. Цены в гостиницах немного выше чем в Дели. Основным транспортом для туристов служат белоснежные джипы, которые обязаны свим хорошим состоянием нечастым использованием. В ресторанах в Лехе преобладает индийская кухня, много вегетарианских блюд. Организованная поездка на две недели в Ладакх обойдется из Москвы или Санкт-Петербурга от $1000 до $1500 в зависимости от программы и уровня размещения. 

Зажатый со всех сторон громадными Гималайскими хребтами, Ладакх представляет собой в основном безлюдную пустыню с горами, кое-где покрытыми чахлой растительностью по причине постоянной засухи, здесь ежегодно выпадает лишь 92 мм осадков, что в 8 раз меньше типичного уровня Средней полосы России.

Повсюду можно видеть разных оттенков камни. Во время почти арктической зимы, когда столбик ртути опускается до отметки — 40°С, жителям Ладакха остается уповать только на милость природы. Считается, что это самое холодное место на Земле после Сибири. Почти шесть месяцев в году этот район отрезан от мира. И жители занесенных снегом поселков вынуждены оставаться дома, питаясь провизией, запасенной с лета. И это рядом с индийскими тропиками! А вот в жаркое время года температура здесь поднимается до +37° С. Поэтому благоприятным временем для поездки сюда остаются лишь два месяца в году – июль и август.

В языке ладакхцев «ла» означает «перевал», а «дакх» — «несколько». Таким образом, слово «Ладакх» означает «страна нескольких перевалов». Иностранные авторы называли этот район по-разному: Индийский Тибет, За­падный Тибет или Малый Тибет, так как культура и традиции Ладакха в значительной степени сохранили свои тибетские корни. Он также был известен как «Маръюл», дословно «красная страна», из-за красного одеяния монахов. Это слово также означает «низменные земли». Здесь можно видеть гораздо больше тибетских традиций, естественно живущих среди гор, чем на территории Китая, где с приходом красных флагов Тибет утратил свою самобытность.

Инд – основная водная артерия Ладакха, делящая его на две части. Он берет свое начало на склонах горы Кайлаш и, прежде чем попасть в Ладакх, на протяжении почти 500 км протекает по территории Тибета.

Ладакхцы - это смесь различных человеческих рас. Первыми в этом высокогорном районе поселились кочевники со своими стадами яков, коз и овец. Их потомки, которых называют чангпа, до сих пор населяют район Чанг-Тханг. Они являются основными поставщиками молока, масла, сыра и мяса яков, козлятины и баранины, шерсти овец и коз. Но их главный источник дохода — торговля пашмом, тонким подшерстком коз. Из него ремесленники в долинах Кашмира делают знаменитые на весь мир пашмина — шали, которые можно продеть через обручальное кольцо.

Чанг-Тханг также был родиной шах-туш, самой лучшей шерсти. Ее делали из меха (туш), растущего на шее тибетской антилопы, которая по-ладакхски называетсясчос. Эту шерсть либо собирали с кустов, где ее счесывали пасущиеся антилопы, либо снимали непосредственно с убитого животного. Шали, сделанные из шах-туш, сводили с ума европейских модниц, и сегодня их цена на местных рынках поражает даже искушенных туристов.

Следующими в Ладакх пришли моны из Индии, ставшие земледельцами. Потом появились дарды, считающиеся потомками великих арийцев. Дардов, сохранивших свою культуру, сейчас называют другпа, что на ладакхском и тибетском языках означает «кочевник». Они принесли в Ладакх игру поло, а также традицию выращивания абрикосовых деревьев. Дарды живут в трех деревнях у пакистанской границы. В Драсе – это мусульмане, обращенные в ислам около трех столетий назад. А вот дарды из Да и Хану, принявшие буддизм, сумели сохранить свои традиции.

В дардских деревнях Да, Хану, Дурчик и Горкон, что в 130 км к северо-востоку от Каргила, проживают представители чистейшей арийской расы, их называют дроками. Дроки имеют свою особую культуру. Их язык - дрок-скат, или дару - восходит к санскриту, и если дроки понимают ладакхский язык, то жители других районов Ладакха не понимают дару. 

Дроки удивительно сочетают в себе индуистские и исламские традиции в отношении пищи — они не едят ни говядину, ни свинину. Не едят они масло, яйца и рыбу. Хотя они не пьют натуральное молоко, но начали добавлять в чай порошковое, которое завозят в этот район для армейских частей.

Девушек в Дрок-пе обычно выдают замуж в 13 лет; жениху может быть под тридцать. Предложение о свадьбе делает отец невесты, который предлагает отцу юноши деньги и зерно. Принятие этого подарка означает одобрение союза. Дядя жениха по материнской линии и другие родственники провожают юношу в дом невесты на свадьбу. 

Среди дроков до сих пор сильны древние верования, связанные с поклонением силам природы. Они не строят ни храмов, ни гомп и не поклоняются идолам. Их места поклонения расположены обычно в больших пещерах. Практически невозможно делить дроков на буддистов и мусульман.

На протяжении веков дроки успешно сохраняли чисто­ту своего арийского рода, ограничив браки общиной и строго запрещая контакты с посторонними. В результа­те того, что длительное время браки заключались между кровными родственниками, сейчас их роду грозит вы­рождение — распространились наследственные заболева­ния и угрожающе возросло бесплодие женщин. Поэтому у дроков есть своеобразная традиция. Раз в три года справляется праздник чхайпо-сару-палха — праздник плодородия как земли, так и женщин. Празднество открывает мужчина, олицетворяющий Бога. На высокой скале он балансирует, стоя на одной ноге, и в знак раскаяния совершает в этой позе молитву в течение суток. За это время он съедает всего лишь три горсти сладкого жареного ячменя. Жители деревни поют и танцуют вокруг него. 

Через сутки, выйдя из транса, он принимает деревенских жителей. Самым важным моментом праздника является обряд плодородия. На всю неделю снимаются всякие сексуальные табу, и мужчины и женщины могут выбрать любого партнера. Таким образом, праздник плодородия преследует еще и цель сохранения рода. Женщины свободно совокупляются с мужчинами своей общины в отчаянной надежде, что кто-нибудь из них сможет зачать и родить ребенка. Беременность в общине дроков — большой праздник, и будущую мать не станут допы- тывать, кто является отцом ребенка. Да и она сама может этого не знать; но в празднике и обряде участвуют только члены общины.

Расположенный рядом с границей Дрок-юл закрыт для иностранных туристов. Чтобы попасть в деревни дроков требуется специальное разрешение. Мы преодолели три военных кордона, и каждый раз наши документы проверялись с особой тщательностью. Наш гид Наванг, работающий для «Неизведанного Мира», родом из этих мест. Он рассказывал, что в последнее время сюда пытаются проникать молодые немецкие женщины для продления рода и «чистки арийской крови», поэтому у кордонов существует негласное указание местных властей под любым предлогом препятстовать этому.

Основная одежда ладакхских мужчин — длинный халат, перевязанный веревкой или поясом. За пазухой они носят предметы ежедневного пользования. Кремни в маленькой кожаной коробочке (надеяться на регулярный завоз спичек не приходится) и нож местного изготовления с тяжелой деревянной ручкой и ножнами, украшенными кораллами и бирюзой или более дешевыми камнями, - самые необходимые предметы обихода этих невзыскательных людей.

Женщины носят на спине пушистую козью шкурку. Первоначально предназначенная для защиты одежды при переносе поклажи, сейчас она стала своего рода модой. Особое место в наряде женщин занимает головной убор – перак. Каждая девушка одевает его, собираясь на праздник или на ярмарку, и хотя первоначально это был буддийский головной убор, сейчас в нем щеголяют даже мусульманки. Кожа, из которой сделан перак, сверху покрывается красной тканью, женщины из поколения в поколение нашивают на нее кусочки обработанной бирюзы. Они начинают собирать эти камни еще с детства. Старшая дочь наследует перак от матери и далее передает его в качестве приданого своей старшей дочери. Пир, или пер — по-староладакхски бирюза. Это на­иболее популярный драгоценный камень ладакхцев, ко­торый используется не только для украшения пераков, но и для изготовления ожерелий и колец. У самых доро­гих пераков кожаная часть позолочена и украшена драгоценными камнями, а у дешевых — покрыта ракушками каури. По всей ширине перак в три, восемь, а иногда и десять рядов украшен бирюзой, число рядов свидетельствует о богатстве владелицы и ее социальном статусе.

Некоторые пераки стоят до тысячи долларов. Вдова по­следнего правителя Ладакха владеет изысканным пераком, усыпанным по всей своей полуметровой длине 450 крупными камнями бирюзы. Ладакхская женщина может продать отдельные камни и золото со своего перака, чтобы помочь пережить лихую годину, как это делают женщины других стран со своими драгоценностями.

На протяжении веков путешественники по-разному описывали Ладакх. Одни называли его «страной улыбок», где их встречали с неизменным радушием, другие — страной призраков, в которой колдовство и шаман­ство определяют каждый поступок, где люди всегда настороже и делают все, чтобы отогнать злых духов. 

За предсказаниями и руководством люди обращаются к тантрикам, отшельникам, сведущим в оккультизме, а в случае болезни ладакхцы прибегают к помощи шамана. Соответствующим образом одетый шаман сид-дха-баба изготавливает и раздает различные амулеты. Он пьет чанг, предлагаемый верующими, исполняет какой-нибудь ритуал и впадает в транс. Если чанг не вызывает состояния транса, его потчуют более крепкими напитками. Распевая мантры, шаман впадает в транс; в представлении пациента он одержим «богиней». К услугам шаманов прибегают главным образом женщины. Сиддха-баба расспрашивает о симптомах заболевания и затем заявляет, что он изгонит злого духа из больной части тела. Женщины обнажают больное место — будь то колено, ступня или грудь — и указывают на него пальцем. Баба прикладывает рот к этому месту и сосет изо всех сил до появления крови. Сплюнув ее в наполненную водой серебряную тарелку, стоящую на столе, он массирует пораженное место пальцами, как бы вытягивая боль наружу. Пациенты реагируют на это по-разному. Одни ограничиваются гримасой боли, другие кричат с перекошенными лицами и широко раскрытыми ртами, третьи скрежещут зубами, четвертые стонут, трясутся, их бьет дрожь. При хронических заболеваниях баба предписывает ношение амулета, выбор которого определяет внимательное изучение очертаний слюны, плавающей в серебряном сосуде. По окончании процедуры переутомленный шаман ничком падает на ковер, а помощники приводят его в чувство.

Ом мане падме хум — знаменитый тибетский религиозный гимн. Это обращение к Богу, звучащее на санскрите как «Ом мани падме хум» («О, сокровище в лотосе . . .»). Буддисты в Гималаях непрестанно поют эту мантру, пишут ее на скалах и плоских камнях, которые затем выкладывают рядами для постройки стены. Для буддиста каждый такой камень — жемчужина, а стена из них — бесценное ожерелье. Такую священную стену называют мани. Священные стены протянулись на многие мили. Для того, чтобы священная стена приобрела законченный вид, требовалось немало лет. По существу это алтарь. Начертанные на камнях слова священного буддистского гимна символизируют просьбу или благодарность за исполненное желание. Верующие путники кладут плоские камни со словами священной мантры на тибетском языке или на санскрите, и со временем эта груда камней приобретает форму длинной стены, иногда высотой в человеческий рост. Любопытно, что священные стены появлялись не где угодно, а место их постройки тщательно выбиралось. Нередко они способствуют защите почв от эрозии и сдерживанию оползней.

В Ладакхе идеальным возрастом для вступления в брак считается 20 лет для юношей и 17—18 лет для девушек. Родственники не вступают в браки между собой, если их не разделяют как минимум три поколения. Если один из супругов оказывается бесплодным, другой может вступить в новый брак. Если бесплодна жена, муж может жениться на ее младшей сестре. Однако даже ес ли младшая сестра родит детей, статус старшей сестры остается первостепенным. Лама - астролог за год устанавливает день свадьбы. Родители сообщают астрологу имена и возраст юноши и девушки, и тот говорит им, как долго проживут молодые, каковы их качества и совместимость. За чашкой чанга родители предварительно обсуждают различные стороны свадьбы. При второй встрече составляется список подарков родителям невесты. Преподносятся урюк, чай, чанг, масло, мясо, рис и хаддак — ритуальные шарфы. За две недели до дня свадьбы проводится третья встреча, на которой обсуждается, кто из членов семьи обеспечит продукты и утварь для торжества. Обычно за это ответственны дяди со стороны матери жениха и невесты.

Интересной традицией также является многомужество в ладакхских семьях, что превалировало многие столетия в Тибете, но этот обычай сохранился теперь лишь в самых удаленных уголках Гималаев. В регионе, где число женщин превосходит мужчин и где около тридцати процентов мужского населения принимает обет безбрачия как образ жизни, уходя в монастыри, мысль о существовании здесь многомужества звучит странно и даже непостижимо. Но в Ладакхе практиковалась только форма многомужества среди братьев. Наиболее известный пример можно найти в знаменитом индийском эпосе "Махабхарате", где красавица Драупади становтся женой сразу всем пяти братьям Пандавам. В Ладакхе многомужество было скорее необходимостью, чтобы сохранить маленькое землевладение семьи. Когда старший сын женился, его невеста естественно становилась женой и младшим братьям, чтобы избежать разделения и без того скудного хояйства. В случае, если семья имела более трех сыновей, младшие добровольно принимали монашество, если жена старшего сына не соглашалась вступать в мужской гарем. Старший сын после медового месяца позволял младшему брату становиться следующим мужем на неделю и так далее. Эта цепочка могла продолжаться целую жизнь, если бы так хотелось женщине. Другая странная традиция позволяет общей жене брать на испытание мужчину вне семьи. Достойный кандидат принимается на одну неделю. Если женщина находила его неотразимым, то он вступал в семью на равных правах с другими и делил собственность. Но если ему это не удавалось, то он покидал семью, получая в подарок, например, козу качестве компенсации уязвленного самолюбия. Подобно многомужеству эта традиция теперь приходит к вырождению.

Еще много удивительного узнали мы, посещая тибетские монастыри, бережно хранящие свои традиции. Мир открывался заново. Под звуки сурн и горлового пенья монахов, ревущих потоков Инда и сход далеких лавин, под ослепитель- ным светом вечных льдов и «золота на голубом» мы ощущали себя детьми в огромном и вечном, сожалея о скором расставании 

Комментарии
О нас пишут
Подписаться на рассылку