Кто такие шерпы?

«Когда молодой шерп смотрит вверх - он видит гору,

когда он смотрит вниз - то видит груз.

Он поднимает его и идет на гору.

В этом его жизнь - носить грузы вверх и вниз.

Он не видит в этом ничего необычного или неприятного.»

Норгей Тенцинг

 

Жизнерадостный народ - шерпы - живет в отдаленном уголке Непала, но жители других частей страны охотнее всего посещают именно этот уголок.

Вверх и вниз... Вот дорога идет вниз, - от перевала за Луклой она тянется в долину мутно-зеленой реки Дуд-Коси. Река питается ледниками Джомолунгмы. На пятьсот-шестьсот метров вниз в узкое ущелье спускается тропа шириной не более метра.

Ледовый великан на севере, скрытый выступившими вперед шеститысячниками, лишь изредка просматривается из-за зубцов хребта, протянувшегося между двумя вершинами - Кангтайга и Кариолунг. Русло реки зажато отвесными скалами. Скалистые утесы, омываемые бурлящим потоком, теснят тропу то к одному, то к другому берегу, направление пути определяют шаткие висячие мостки, перекинутые через реку обычно подле деревень.

Так когда-то выглядела тропа ведущая через южную часть страны шерпов - Соло - в район Кхумбу.

Сердце Кхумбу - Намче Базар. Это родина "тигров" К Намче Базару дорога серпантином поднимается вверх, а у селения становится широкой и ровной, почти как улица, пока наконец не разветвляется в сеть переулков.

Намче Базар - торговый центр и самый большой населенный пункт шерпов. Он расположен на высоте 3880 метров над уровнем моря.

Говорят, что у тех, кто здесь родился в груди трое легких. Еще детьми шерпы - как мальчики, так и девочки - в течение всего лета пасут коз и яков на высокогорных пастбищах вблизи ледниковых ручьев на высоте 5000 метров. Они ходят с родителями через перевалы, ходят в Тибет, через покрытый снегом Нангпа Ла, поднимающийся на 5500 метров, или в соседнюю долину Рольвалинг через ледовый перевал Теси Лапаче, который внушает ужас даже самым отважным из них: здесь люди и нагруженные животные карабкаются вверх до высоты в 6000 метров, и для яков приходится топором прорубать ступени во льду.

Так проходит их юность - и вся жизнь.

Шерсть - в горы, в Тибет, на родину предков. Соль - в Индию, в Катманду, в Непальскую долину. Но в долине и шерпам, и их вьючным животным слишком жарко. Крестьяне-горцы стремятся скорее вернуться домой, в долину Кхумбу, огражденную со всех сторон высочайшими в мире вершинами, защищенную от жестоких бурь, имеющую более мягкий и устойчивый климат, чем многие места, расположенные ниже.

Там, на высоте четырех с половиной тысяч метров, они собирают хороший урожай ячменя, выращивают картофель. В других горах на такой высоте можно встретить лишь метеорологов, уединившихся на своих яростно атакуемых ветрами метеостанциях.

А здесь, под крышами монастырей и раскрашенных молельных домиков развеваются пестрые ритуальные флажки, у ручьев тарахтят приводимые в движение водой молитвенные цилиндры. Крестьяне, смеясь и болтая, молотят ячмень. Здесь тесно соседствуют молитвы и веселье.

Шерпы хорошо знают всю свою страну, однако лучше всего чувствуют себя, когда вокруг них горы. Их не гложет тоска по родным местам, только если вершины гор у них перед глазами, но больше всего они любят смотреть на снега Джомолунгмы из окон своего дома.

Когда началась эпоха изучения Гималаев, альпинисты их разных стран стали приглашать шерпов с собой на вершины гор-великанов, на "троны богов". Многие шерпы не вернулись домой, остались навсегда во льдах, но наиболее мужественных это не остановило, и они вместе с лучшими альпинистами мира продолжают наступление на ледовые гребни и заснеженные вершины.

Пауль Гюсфельд, географ из Берлина, один из первопроходцев Альп и Анд сказал: "Заслуга освоения высочайших гор принадлежит в равной мере как восходителям, так и их проводникам. Первые не смогли бы ничего предпринять без помощи вторых, и в то же время жителя гор не смогли бы без помощи приезжих альпинистов пробудить в себе дремлющие таланты проводников и носильщиков".

Свыше двух тысяч шерпов стали "тиграми", неутомимыми носильщиками и верными спутниками знаменитых восходителей. Лучшие из "тигров" побывали и в горах и других стран: их приглашали в Швейцарию, Австрию, Францию, Японию. Не все политические деятели и коммерсанты Непала могут похвастать таким числом заграничных путешествий, как шерпы.

Шерпы открыли Непал остальному миру, и в то же время шерпы, по существу, не являются непальцами. Они пришельцы из Тибета: слово "шер-па" означает "человек с востока". Много столетий назад переселились они из юго-восточной части огромной гористой страны, расположенной к северу от Непала, перешли через перевалы и спустились к подножию Джомолунгмы в долину Кхумбу, которая стала их второй родиной.

Некоторые семьи прошли еще дальше по ущелью реки Дуд-Коси и обосновались южнее, в предгорьях Махалангур-Гимала, в Солу.

Позже многие из них, привлеченные возможностью выгодной работы в городе, ушли через границу в Индию, в высокогорное курортное местечко британских колониальных чиновников и офицеров - Дарджилинг.

Но все шерпы рано или поздно, на время или навсегда возвращаются в родные места: в Кхумбу и Тхами, Порче и Кумъюнг, к монастырям Тьянгбоче и Дингбоче, к своим террасами раскинувшимся полям, к монастырям, к горным склонам, над которыми сияют вершины.

И все они рано или поздно снова приходят в большую деревню Намчебазар - сердце их родины.

Домики Намчебазара ступеньками приютились на горном кряже - там, где сливаются воды Тхами-Коси и Дуд-Коси. Отсюда долины тянутся вверх к перевалам - к хребту Рольвалинг-Гимал, в Тибет через Нангпа Ла, к огромной котловине Имджа-Кхола, расположенной под южной стеной Лхоцзе, к двадцатикилометровой ледяной реке Нгоюмба у подножия Чо Ойю и почти восьмитысячника Гиачунг-Канга и, наконец, к ледопаду Кхумбу, святая святых Джомолунгмы.

Ни одна экспедиция, направляясь к великанам Махалангур-Гимала, не может миновать Намче Базара. Так что это местечко знают гости со всех концов света.

О нас пишут
Подписаться на рассылку